Собачий век недолог, но самое отвратительное для меня принять решение об усыплении. Так получилось, что сделать мне это пришлось два раза.

Алабайка Чара была спасена нашей семьей с продуктового рынка. Истощенная собака, со шрамами по всей спине. Ее на веревке привел охранник к боксу, в котором продавали молочные продукты. Охранник решил, что откормить ее можно только кефиром и творогом. Она ничего не ела три дня, и он понял, что нужно лечение иначе она погибнет.

Я пригласила ветеринара и он написал курс лечения. Кормили мы собаку йогуртом, кефиром и яйцами. Через месяц она стала похожа на собаку. Правда у вет.врача я забыла спросить возраст, да и мне тогда было это не важно. Собака прекрасно справлялась с охраной дома и машин во дворе. Спокойно относилась ко всем членам семьи, правда кормила я ее только в вольере.

Прошло пять лет и как то утром, я заметила, что Чара подтаскивает задние лапы. Неуверенная походка собаки и боль которую она испытывала когда вставала, дали повод для беспокойства. Я пригласила ветврача на дом. Он осмотрел собаку и посоветовал усыпить, чтобы не мучить животное. Возраст у Чары оказался больше 10 лет, хотя я предполагала, что лет шесть.

Желтушность в пасти и обезвоживание организма, говорили о том, что у собаки очень плохая печень и данное заболевание не вылечить, да и возраст собаки не добавлял мне оптимизма. Три дня я ходила вокруг нее. Мне было больно смотреть, как она мучается, но и решение я принять не могла. Я позвонила ветеринару, они приехали вдвоем и начали со мной разговаривать.

Они говорили, что ответственность берут на себя и это их решение. Что старость не лечится и собака прожила достойную жизнь, и я согласилась. Вет.врач поставил один укол и Чара заснула, меня попросили уйти в дом. Потом поставили еще один, который и вызывал остановку дыхания.

Я рассчиталась за усыпление и за кремацию моей собаки. Стоило это 5 тысяч 300 рублей. Стоимость зависит от размеров собаки.

Кремировать питомца обязательно в нашей области. У нас нет ни одного кладбища для животных. А самовольное захоронение питомца — это административное правонарушение.

Я была благодарна этим людям, ведь такого человеческого отношения и ко мне, и к собаке, я не ожидала.

Боль потери прошла через два месяца. Отпустило в один момент. Но сначала волны печали накатывали и вызывали слезы. Вопросы: «все ли я сделала правильно?», периодически вспыхивали в моей голове. Я вывела несколько рекомендаций для таких моментов:

  • Не думать о собаке, сосредоточится в моменте «сейчас».
  • Не жалеть о принятом решении, ведь решение было объективным и гуманным по отношению к собаке.
  • Оставить мысли: «Если бы она была жива то мы бы пошли…», на потом. Когда боль уйдет вместе со временем, то такие мысли будут не интересны.
  • Когда накатываю волны грусти, смотрите в небо и любуйтесь облаками или звездами. Слушайте сверчков или метель за окном. Отвлекайтесь на окружающее пространство.

Какой бы долгой не была жизнь собаки, все равно я буду помнить о ней, и проецировать такое же поведение на других питомцев, от этого чувства я избавиться не могу. Наверное, мне это и не нужно, пусть живут они в моей памяти и делают мой мир немного лучше.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

два × 4 =