dog
Немецкий дог

Я вернулась из школы, наспех покушала и села делать уроки. Звонок в дверь заставил меня вздрогнуть, и я пошла открывать. На пороге стояла взволнованная подружка.

— Пошли гулять, только ножик с собой возьми! – Она запыхалась, видимо быстро бежала до меня.

— Юлька, ты чего? Я уроки только села делать, домашки много задали, а ножик то зачем? – Удивилась я просьбе подруги.

-Давай скорее, сама все увидишь! – Юлька побежала по лестнице вниз, не дав мне времени на раздумья.

На улице было прохладно, я надела куртку, в карман положила самый маленький ножик. Закрыла дверь и повесила ключ, на шею. Вместо брелка на ключах у школьников нашего времени был шнурок. Ключ вешался на шею и не мог потеряться или выпасть из кармана.

Юлька, с другими девчонками из нашего двора, ждала меня у подъезда. И мы отправились на берег реки, чтобы Юлька показала нам что- то невероятное.

Среди кустов мы увидели привязанную на веревке собаку. Это был огромных размеров дог, бедняга скулил и рвался к воде, видимо сидела собака достаточно долго, ведь это место было не проходным. Собака не замечала нас, она скулила и рвалась к воде.

Мы остановились в нерешительности, и я поняла, зачем был нужен ножик. Толстый канат, на который была привязана собака, нельзя было перерезать ножницами и развязать узел, который собака затянула своими скачками, тоже было не реально.

— Кто пойдет ей веревку перерезать? – Спросила Юля у нас.

Мы молчали, подойти к незнакомому догу было опасно, кто ее знает, если вздумает укусить, то кто- то останется без руки. Пасть собаки была огромной!

Мы стали думать, и рассуждать, как правильно поступить с этой ситуации. Кто-то предложил позвонить родителям, но телефоны- автоматы были далеко от этого места, значит, собака мучилась бы от жажды. А наблюдать мучения пса было невозможно. Тогда мы нашли какую — то ржавую емкость, налили в нее воды из реки и предложили собаке. Пока собака жадно лакала воду, Юлька пробовала разрезать канат. Мы стояли и смотрели, чтобы Юлька не отвлекалась. Хотя, если бы дог вздумал ее укусить, то Юлька бы не успела оказаться на безопасном расстоянии.

Юльке удалось справиться с канатом, она героически бросила его, освободив собаку от привязи. Дог оказался Догиней, и она поняла, что она на свободе и ринулась к реке. Она жадно хватала воду полной пастью и наконец, полностью легла в воду, продолжая лакать.

Мы обрадовались освобождению и Юлькиным подвигом и сели на бревно рассуждать, что же нам дальше делать. Собака вдоволь напилась и пришла нас «благодарить». Огромным носом и мокрой пастью она подходила к каждой из нас, махала лысым хвостом и улыбалась.

— Все, Догиня, ты на свободе беги, ищи своего хозяина. – Говорили мы собаке. Но она не думала уходить. Мы сделали вывод, что к хозяину, который привязал свою собаку к дереву, без воды и еды, она возвращаться не хочет. Усилив мучения собаки протекающей рядом рекой, хозяин мог и подлиней канат найти, чтобы собака могла дотянуться и попить.

Мы решили пойти гулять, и если дог убежит, то и хорошо. Но дог не убегал, а дома нас ждали родители, вернувшиеся с работы. Нужно было решать, что делать со спасенной собакой. У Юльки жила Афганская борзая, у Машки – немецкая овчарка, у Ирины – черный терьер, а у меня маленькая дворняжка. На девчачьем собирании мы решили, что дога я возьму к себе домой.

Догиня была не против — она весело шагала со мной до дома, а я репетировала речь перед родителями, чтобы они разрешили оставить мне спасенного дога.

Я достала свой ключ, который болтался на шее, и открыла дверь. Громко поприветствовала родителей, и мы с Догиней вошли в коридор. Коридор оказался очень маленьким для дога, и она согнувшись пополам дала мне закрыть дверь. Первым выбежал мой пес. Он очень обрадовался новой собаке и весело скакал, предлагая поиграть.

Из кухни вышла мама. Она замерла от удивления, а на сковородке шипели котлеты, которые требовали маминого внимания, но мама стояла и смотрела на дога. Я тоже стояла и смотрела на маму, я боялась что- то сказать и испортить все мероприятие, доверенное мне девчонками.

Из комнаты вышел папа… Он молча посмотрел на маму перевел взгляд на дога, а потом посмотрел на меня. Догиня была мне по пояс и она, от папиного взгляда, начала двигать меня к двери отползая назад и сгибаясь в пояснице.

— Ты знаешь, сколько она съест моего супа в день? – Сурово спросил у меня папа.

— Да, при чем, тут суп? Как с ней гулять? Она весит как ты! – Примирительно сказала мама. И ушла жарить котлеты.

Мы с Догиней прошли в мою комнату. Она доползла до моего кресла и улеглась спать. Я достала старую советскую энциклопедию и прочитала, что собака породы дог должна съедать 500 грамм мяса в день. После этого я пошла к родителям уговаривать, их оставить собаку у нас. Но вердикт был вынесен не в мою пользу. Мясо было в жутком дефиците, его продавали по талонам, а талонов на собак не выдавали. Мясную обрезь продавали в клубе собаководов только членам клуба, которыми мы не являлись.

Утром папа позвонил в клуб собаководов и рассказал ситуацию со спасенной собакой, его попросили привезти собаку в клуб и найти нового хозяина. Я согласилась, хотя быть хозяйкой огромной собаки для двенадцатилетней девочки было мечтой!

Вечером следующего дня я рассказала подружкам историю с клубом, супом и мясом для дога и поспешила домой. Встречать меня вышел папа.

— А где слон? – Папа удивленно улыбался.

— Какой слон? – Недоумевала я.

— Сегодня разве никто слона не привязал у реки? Или ты туда не ходила? – Пошутил папа, и рассказал, что в клубе знают, чья это собака, но прежнему владельцу она больше не вернется, а забрал спасенную собаку руководитель породы дог.

Спустя тридцать лет я благодарна родителям, что приняли верное решение, ведь я в том возрасте не понимала ответственности. Я благодарна стране, в которой было лучшее собаководство в мире! Хотя нерадивых хозяев тоже хватало, но была культура владельцев собак и «не писаные» законы, которые все соблюдали.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

19 − девятнадцать =