Этот щенок был особенным, он рос вместе со своими братьями и сестрами, правда, был чуть крупнее своих собратьев. До одного месяца он ни чем не отличался от остальных. Такой же черный плащ, как у мамы-собаки, такие же рыжие подпалы на брюшке и толстые лапки. Ушки лежали на голове, как и у всех щенков породы — немецкая овчарка. Но спустя месяц, когда у всех собак меняется цвет глаз на карий, у щенка глаза стали светлеть и приобрели небесно — голубой окрас! Хозяйка щенка любовалась его взглядом, и брала на руки чаще остальных щенков. Щенка это немного смущало, ведь он совсем не понимал, чем он заслужил такое внимание.

Дело в том, что щенки не могут долго смотреть в глаза человеку и вообще держать взгляд на существе, которое больше щенка во много раз — это очень страшно. Пристально смотреть в глаза человеку у собак считается, не приличным поведением. Так показывала своим детям мама-собака.

А щенку просто было страшно, ну о каком приличии может идти речь, когда над тобой нависает огромное лицо с двумя глазами и еще с белыми зубами! «Нет, выдержать взгляд человека по силам только маме – собаке. Вот. мама – собака она – смелая, она может часами смотреть и всегда понимает своих хозяев. И знаете, она даже иногда дрессирует хозяев, только, тсс… никому об этом знать не нужно. Когда — нибудь она научит своих детей этому искусству, хотя в этом и заключается главная опасность общения с человеком».
Щенок с голубыми глазами и мама-собака
Щенок с голубыми глазами и мама-собака

Немного поразмышляв на столь умные для щенка темы, он потянулся, неловко ставя затекшие от долгого лежания в одном положении, лапы. Он вальяжно вытянул их вперед, перенося точку опоры с задних лап на передние. Зевнул, неуклюже отряхнулся и сел, вглядываясь вдаль. На горизонте вставало солнце, заливая своим красным светом окрестные холмы и крыши соседских домов. Остальные члены семейства мирно спали, иногда дрыгая лапками и дергая ушками во сне. Мамы — собаки не было по близости и можно было будить своих собратьев, без ущерба для собственной шкурки! Щенок попятился назад, присел, готовясь к прыжку и неуклюже перебирая передними лапами прыгнул на собратьев! Он казался себе самым хищным в их небольшой стае. Буквально вчера щенки смотрели, как мудрая кошка ловила мышь. Она сначала долго сидела, потом перебирала лапами и вмиг совершила рывок, поймав свою добычу! Щенки весело побежали догонять кошку, но посмотрев в ее глаза и услышав недоброе урчание, решили, что мышь слишком мала, и оставили эту затею.

Щенок в два прыжка добрался да своих собратьев и переваливаясь начал перемещаться в сторону миски с водой. Собратья недовольно урчали и просыпались. Через минуту уже все восемь щенков лакали воду из миски, синхронно махая хвостиками.

Вскоре вернулась мама-собака, она составляла компанию хозяйке на велопрогулке до леса. От мамы-собаки шел запах хвои и цветущих растений, еще чуть — чуть пахло асфальтом. Мама-собака рысью добежала до чашки с водой, но воды там не оказалось. Тогда она села напротив двери и тихонько поскребла лапой дверь. Хозяйка вынесла собакам воды и наполнила щенячьи чашки кормом.

Щенки всей гурьбой накинулись на еду, среди щенков есть уговор, всегда кушать на скорость, даже если после еды некоторые из щенков чувствуют тяжесть в животике, но все равно никто из них не в состоянии прекратить эту игру в поедание еды. А как прекратить? Один раз одному щенку остаться голодным? Нет, это уже слишком для молодого растущего организма!

Когда дно миски заблестело серебром, щенки начали один за одним отходить от чашек и укладываться в тени. Веки псов наливались тяжестью, животик надувался все реже и реже — на стаю опускалась сладкая дрема.

Когда щенок закрывал глаза, мир становился ласковым и теплым. Потом, спустя пару минут, сомкнув веки, он мог видеть цвета, их насыщенный цвет радовал пса до головокружения! И главное было не заснуть. А ждать радугу. И вот радуга, переливаясь своими волшебными цветами, становилась ярче, из темноты она искорками цвета и света выстраивалась в огромную дугу, и под ней начинал проявляться млечный путь! Миллионы маленьких искорок света разливались в пятнышки и сливались в широчайшую светящуюся бело-млечную дорогу. Млечный путь матово светился, освещая самого себя, и простирался вдаль. Завершением этого чудного образа была огромная арка из радуги.

Фото с сайта https://sternbild.ucoz.ru/5feac0f01290.jpg
Вот она Радуга!

— Ну, вот! дождался и не заснул! Гавкнул сам себе пес, и весело побежал по млечному пути под аркой-радугой, лая и повизгивая от удовольствия. Путь простирался вдаль, и конца его видно не было. Пес бежал, ему казалось с огромной скоростью. В этом переходном состоянии невозможно было устать или сбить дыхание. Тело собаки было легким и, как бы прозрачным.

Когда собаки засыпают, у них есть два состояния: одно приводит в обычный глубокий сон, без снов и волшебных превращений. Такой сон нужен для восстановления сил и отдыха всего собачьего организма. Другой же — это волшебный мир грез, в котором собаки играют, общаются с сородичами, и решают очень важные задачи, но об этом чуть позже.

В самом конце этого легкого путешествия каждого пса ждал лаз, это было самое страшное для щенка! Путь сужался и бледнел, превращаясь в узкую тропинку, на которою даже не входили все лапы, а потом была нора. Она была настолько узкой, что даже нос сунуть было страшно. Но щенок, набравшись смелости каждый раз зажмурив свои голубые глаза толкал в нору нос.

Когда же он открывал глаза, он оказывался в узкой пещере грязно — зеленого цвета, солнечного света сюда не поступало, но было сумрачно светло. Каждая трещина на своде этой пещеры, (а их было не менее сотни) тускло светилась малиновым цветом, как недогоревшие угольки костра оставляют свой свет на дне котелка, подвешенного над костром. Но не это пугало щенка.

Все пещеры в этом мире охраняли змеи. Маленькие ужики с желтыми ушками и огромные удавы с круглыми пятнами на спинах, кобры с их величественными капюшонами и гадкие гадюки серого цвета. Все это змеиное сообщество шипело и перемещалось.

Щенок поджал хвостик, он всегда так делал, когда ему было страшно. Выгнул спину, поставил шерсть на загривке, чтобы казаться чуть больше и засеменил к краю пещеры. Эти ползающие твари продолжали шипеть, но казалось, они не замечают щенка. Лапы собачки ни разу не наступили, ни на чей хвост, хотя где начинается хвост у змеи, пес не знал.

— Ну и ладно, главное по головам не пройтись, думал щенок, а если наступлю на хвост, то меня простят. Нам ведь тоже на хвосты наступают и ничего, терпим. Мама-собака говорит: если наступили на хвост, можно только визгнуть, но кусать нельзя! Вот, если по голове пройдутся, то тогда и укусить можно! А хвост то зачем собаки нужен? Я видел у соседей вообще собака без хвоста! И ничего прыгает вместе с нами и даже не думает расстраиваться своей «безхвостости».

Вот голова, она собаке, очень нужна, мы ею тяфкаем, нюхаем, смотрим и самое главное: мы туда едим! Да, голова нужная вещь любой собаке.

Наверное, змеям тоже очень нужна голова, а хвост не очень нужен! Хотя если у змеи хвост начинается сразу после головы, а хвоста не будет? Как у соседского пса? Тогда что останется? Кажется, останется голова, и будет шипеть, чтобы я на нее случайно не наступил!

На этих философских мыслях щенок потрусил до конца пещеры. Перед самым выходом, его ждала кобра- смотритель. Она прицепилась хвостом под сводом пещеры, свесилась до самой мордочки щенка и немного раскачиваясь, раскрыла свой капюшон.

Она была длинная, такая длинная, что могла обмотать щенка восемь раз шестнадцатью кольцами. Ее желтые глаза пронзали зрачки — стрелы, она расправила свой капюшон и что- то прошипела, само шипение было разной интонации, от чего шерсть на загривке немного улеглась, а хвостик приподнялся и начал повиливать. Щенок ничего не понял из сказанного коброй-смотрителем, но заметно успокоился. Зрачки в желтых кобриных глазах превратились из стрел в черные блюдца, шипение змеи смолкло, и щенок галопом выбежал на волю!

Жизнь у этого щенка только началась, я обещаю, что она будет радостной и наполненной приключений!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

10 − семь =